Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Смялся город по окраинам
у посадок и путей.
Авели не снятся Каинам,
сколь ни бейся, ни потей.
Греет руки тля бомжовая,
в бочке ржавой - костерок.
Пей вино, сырком зажевывай,
если брата не сберёг.
А в районах спальных спаленки,
здесь - картоха в угольках,
здесь убийце брата-паиньки
чертит божия рука
букву черную заглавную
знаком адовым на лбу.
Бомж, целованный шалавами,
ударяется в гульбу.
Пассажирские отметятся
да ещё товарняки.
Есть двенадцать братьев-месяцев,
больше братьев никаких.
Всё, что в нас ещё не умерло,
вьюга снегом занесла,
братья в город прут на Бумерах,
а мессии - на ослах.
Брат на брата, горло вспорото,
кто умрёт, кто победит...
И шлагбаум перед городом,
однорукий, как бандит.

Выбор читателя