Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

С Днём Победы!

Сегодня не будет ни высоких слов, ни рассуждений, ни умствований - спустя 73 года после 9 мая 1945-го...

Сегодня - просто стихи. Автор - Лев Либолев

Я жмусь к отцу, а полдень шаткий
плывёт в жаре. Победный май.
Пылит подкова танцплощадки,
рубахи мокнут - выжимай.
Пивная бочка, на разливе
толстуха в белом колпаке.
Толпа, нервозна, сyетлива.
Бомбардировщиком в пике
уходит солнце, метит в темя,
грозит ожогами спине.
По общепитовской системе
убитым нынче быть не мне.
Я пью спасительную влагу,
чей хлебный запах ноздри рвёт.
Я выжил, маленький салага
из праздничных бывалых рот.
А рядом в кителе промокшем,
сквозь вжатый в горло воротник,
бормочет дядька - малый, сможем,
не то смогли, напрасно сник.
В подмышках пятна, краснолицый,
такого встретишь - сторонись.
И ромбы тусклые в петлицах,
и от колена - конус вниз.
Истоптанная деревяшка,
когда-то бывшая ногой...
Шаг перекошенный и тяжкий -
совсем не праздничный, другой,
из холода, степи, болота.
Табачный дух его ручищ,
тяжелый бас - молчишь, пехота?
Молчишь, пехота? Что молчишь?
Он пил, сдувая пену с кружки,
пивка бы, квас-то не с руки.
И тихо плакали старушки,
вздыхали тяжко старики.


В подвале жили запахи войны,
войдёшь сквозь прель и цвель, сквозь пыль и плесень,
сквозь лица, что едва освещены,
сквозь хриплый звук послевоенных песен,
исторгнутых скольжением иглы
по чёрному винилу в День победы.
Альбомов поистёртые углы,
а в них надежды, радости и беды.
Металл буржуйки, рыхлый известняк,
две бабушки, не старые, но вдовы,
не веря извещениям никак,
забыть своих погибших не готовы.
И смерти треугольной вопреки,
запасы - спички, сахар, соль и мыло.
Сосед, с войны пришедший без руки,
которого житуха не сломила.
Подшипниковый гром по мостовой,
багровость лиц солдат, что мне по пояс.
Вот улица, укрытая листвой,
вот день, в который вечно беспокоюсь,
мечусь туда-сюда, смущён и рад,
я, сыростью пропахший, как в траншее,
бросаюсь в бой - на Чкалова парад,
там память и беспамятство свежее.
Там орденские планки под пальто,
там спирт из фляг и слёз немая злоба.
И мёртвых не чурается никто,
они средь нас, за нами смотрят в оба
из бархата, объявшего альбом,
как танк - огнём, как дымом - поле боя.
Там смерть в воспоминании любом,
и жизнь - воспоминание любое.

Выбор читателя