Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Постоянным читателям «Губернского Глобуса» Игорь Гуревич знаком больше как автор рассказов, обладающих поразительной искренностью. 

Повторим традиционное представление: наш земляк, член Союза писателей России, лауреат литературной премии «Наследие»… И что еще очень важно: Игорь Давидович - талантливый поэт. 

В этом вы можете убедиться сами: сегодня мы открываем публикацию из цикла новых стихов Игоря Гуревича.  

МОЙ СПИСОК 

Те письма, что давно порвал и выбросил,

перечеркнув сожженья ритуал,

останутся не памятью, а вымыслом,

который сам себе я рассказал.

Та женщина, что первая из начатых –

бокал вина не выпитый до дна –

останется забавой и удачею,

которая случайна и смешна.

Те странствия, что выпали по глобусу

в пределах бытия моих широт,

останутся непройденными пробами –

а вдруг на этой тропке повезет?

Та книга, что не будет мной написана –

страницы облетят календарем –

останется нетронутой и чистою,

как белый снег погожим зимним днем.

Всё то, что было мне судьбой даровано

останется мгновением пути –

иное порастет потом половою,

которую любому перейти.

И только то, что всею жизнью выстрадал,

отвоевал у собственных грехов 

пребудет обретением и смыслами,

и строчками дописанных стихов.

В том списке ничего с приставкой «вроде бы»,

в нем однозначность и весомость слов.

Родители. Победа. Совесть. Родина.

И ты – моя последняя Любовь.

***

ВОЗВРАТИВШИЕСЯ

Граненый штык и острое перо

оставлены. Вчерашние мальчишки

гуляют шумно, ставят на зеро,

снимают девок и читают книжки.

Страна гудит, забыв покой и сны,

деревни пьют, столицы зажигают.

Мальчишки возвращаются с войны.

Их урки в подворотнях добивают.

Все правильно. Трофейное добро

по марьиным разгуливает рощам.

Граненый штык и острое перо

им не нужны. Всё выгодней и проще:

еда и заграничное шмотьё.

Любите, бабы, берегите дочек!

«Мы заслужили, мы берём своё».

История не терпит многоточий. 

И я смотрю сквозь пепельный туман

на них, звенящих золотом медалей,

вернувшихся из побежденных стран

туда, где их одни лишь бабы ждали.

Туда, где, отсидевшись по углам,

по выданному сверху трафарету,

придвинув кресла к новеньким столам,

Победу славят дряхлые поэты.

Туда, где не горит грядущий свет

среди разрухи, гульбищем пропахшей.

Где мамин папа, мой далекий дед,

один из многих без вести пропавших.

«Забыть войну. Поставить на зеро», -

все остальное – путь собаки лают.

Граненный штык и острое перо

оставлены, и мужики гуляют.

Выбор читателя