Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Владислав Голдин о том, почему провалились надежды на единую и процветающую Европу

Две недели назад, завершая рассказ заслуженного деятеля науки РФ Владислава Ивановича Голдина о Кении, мы анонсировали, что через седьмицу  опубликуем взгляд автора на житие-бытие нынешней Европы.

Однако, стоит понимать, что сегодня невозможно в полной мере говорить о судьбе Европы, без оценки роли США. В свою очередь, руководство США на минувшей неделе отжигало так, что мама не горюй! Поэтому мы решили, что публиковать материалы об этих процессах стоит дозированно. Ибо все хорошо в меру.

Поэтому сегодня предлагаем вашему вниманию авторский взгляд Владислава Ивановича Голдина на судьбу европейских стран.

Миграционные процессы…

Летом прошлого года, путешествуя по Европе, я неоднократно слышал истории о том, что мигранты шлют на родину красивые фото с деньгами в руках, рассказывают о больших социальных пособиях (а это значит, что работать не надо), поэтому мол «давайте ребята сюда».

Пик таких настроений пришелся на Германию, потому что там беженцам бесплатно предоставляют жилье и дают пособия.

В других странах тоже доходит до анекдотичных ситуаций. Например, в Австрии решили ввести общественный труд с оплатой в два евро в час. Желающих – ноль.

В Праге одна из семей беженцев в 20 с лишним человек получила квоту, но решила поехать в ту же Германии. Тяжбами и спорами их вернули обратно в Чехию, а они через некоторое время опять в Германию рванули.

Такой лейтмотив очень бьет по немцам. Поскольку они люди дисциплинированные и организованные, то просто недоумевают: как так? Как можно приезжать в чужую страну, не работать, рожать и жить на социальные пособия? Для них все это выглядит сущим маразмом.

Он, конечно, сегодня захлестнул Европу. От этого в благополучных странах прорывается так называемый «нетерпеж». Поэтому все большую поддержку получают националистические партии.

…начались не вчера

Начало издержек такой миграционной политики я наблюдал в Скандинавии еще в середине 90-х годов. Тогда в Швеции активно транслировали тезис: «Мы должны помогать беженцам».

Все правильно. Молодцы. Но…

…Я приходил на пляж и видел, что у отдыхающей здесь шведской семьи был, правило, один ребенок, а у отдыхающих по соседству беженцев, получивших шведское гражданство», - от пяти до десяти детей. Поэтому говорил им: вы подождите десять-двадцать лет - и ваша страна будет населена желто-черными людьми. 

В результате, мы сейчас наблюдаем и поджоги, устраиваемые шведами, недовольными быстро населяющими их страну мигрантами, столкновения с полицией и весь остальной беспредел.

Другой пример. Летом 2016 года я прилетаю в Орли (аэропорт в Париже – прим. ред.) и вижу, что его постоянно патрулируют спецназовцы (по три человека в патруле). И в такой атмосфере находится вся Франция, включая достаточно спокойную Корсику – остров, где родился Наполеон Бонапарт.  

Летней ночью я гулял с друзьями по Ницце. Случайно оказываемся возле мемориала, установленного на месте трагедии 14 июля 2016 года (национальный праздник во Франции – День взятия Бастилии). Это место, где один придурок, находившийся, кстати говоря, под контролем полиции, в электронных браслетах, въехал на грузовике в толпы гуляющих по набережной людей и задавил более 80 человек.

Мне было важно понять: как такое возможно? Ведь достаточно странно, что в национальный праздник, когда априори должны действовать меры повышенной безопасность, автомобиль (грузовой!) вдруг прорывается в толпу людей.

Сейчас на расстоянии 30-40 метров от набережной все устлано цветами, куклами и т.д. И на другой стороне, возле памятника основанию муниципалитета Ниццы, все в цветах. Но как такое могло произойти?

В июле я часто слышал транслируемые призывы президента Франции, что, мол, мы всю нацию поднимем на борьбу с терроризмом. Может быть, и поднимут…

Но, в целом, я предполагал еще худший расклад. Потому что еще в 1984 году видел в Париже наглость и борзость мигрантских толп. И, наверное, чтобы сегодня обезопасить себя в странах Европы, просто не надо соваться в определенные национальные кварталы.

Взять тот же благополучный Осло. Город всегда мне нравился своей спокойной и размеренной атмосферой. Однако сегодня в восточный район Осло, не только поздним вечером или ночью, но и днем уже советуют не ходить.

Подобная обстановка в отдельных странах влияет в целом на судьбу Евросоюза. И первой заявила о выходе Великобритания.

Но посмотрим. Думаю, в течение двух лет станет понятно, больше «плюсов» или «минусов» она получит от развода с Евросоюзом. Если больше «плюсов», тогда за ней пойдут другие европейские страны. Если «минусов» - процесс может затормозиться или вовсе не пойти.

Вообще, мне кажется, что ближайшие два года будут переломными для Евросоюза и еврозоны, потому, что большинство стран, в том числе и те, кто считался «самым послушным учеником в классе Евросоюза» (типа Финляндии), будут определяться с дальнейшим путем развития.

Борьба с терроризмом и недовольство поведением мигрантов, сплачивают нацию?

Нации во многих странах серьезно расколоты: особенно в Швеции, Германии и т.д.

С одной стороны, в выступлениях ряда политиков слышны заявления вплоть до радикальных. Они способствуют формированию мощных националистических движений, которые в политической борьбе могут занять вторые и третьи места.

С этой точки зрения, предстоят интересные выборы в Германии. Предпочтут ли они альтернативу?

Для сравнения в Финляндии националистическая партия «Истинные финны» заняла второе место на последних парламентских выборах и имеет четыре места в коалиционном правительстве. Правда, войдя в состав правительство, они несколько изменили свое поведение и не пошли на жесткие меры.

Ну а нации расколоты. Часть людей по традиции считает, что «мы демократическая страна и поэтому должны помогать странам третьего мира, вкладывать деньги, делиться, перевоспитывать и т.д.». Они видят потребность в людях из третьего мира, потому что ощущают свои проблемы с деторождением, старением нации и т.д.

Но, с другой стороны, мигранты не решают ту задачу, ради которой их приезд был предназначен. Не оправдывают ожиданий. Поэтому в европейских странах возникает раскол.

За исключением, пожалуй, Дании. Она в этом смысле едина. И она всегда себя вела в Евросоюзе по-особому.

Дания всегда занимала очень жесткую позицию в отношении мигрантов. Например, если датчанин женился на женщине из Африки или Азии, это совсем не гарантирует, что она и их дети станут гражданами Дании.

Единства в борьбе с терроризмом и незаконной миграцией внутри самой Европы тоже нет. Потому что она обнаружила свою беспомощность. То, что на нее обрушилось, оказалось полной неожиданностью. В результате, начали принимать экстренные меры национального характера. Но пока они результата не принесли.

Я читаю англоязычный курс «Процессы модернизации, трансформации и интеграции в Европе» в магистратуре по программе «Европейские исследования». Все эти сюжеты, конечно, для меня очень любопытны. И в ходе дискуссии я прихожу к выводу, что Европа столкнулась с совершенно неожиданной угрозой.

Кроме того, я считаю, что Европа сейчас платит за свою непродуманную политику на Ближнем и Среднем Востоке. Зачем нужно было туда идти, устанавливать некую демократию, если там люди веками живут по совершенно другим законам?

По итогу подобные вмешательства вызвали колоссальную дестабилизацию. Обрушили благополучную Ливию, нормальное состояние Ирака и Сирии, после чего получили целый комплекс проблем во главе с ИГИЛ (Запрещенная в России террористическая организация – прим. ред.).

В результате миграционный поток стал интегрироваться в существующие в европейских странах, по сути, закрытые для чужих восточные сообщества, живущие внутри Европы по своим законам, формируются так называемые «ядра терроризма». Раньше они выстреливали периодически, а сейчас уже работают системно. И они могут выстрелить так, что напрочь поломают основы государственности.

Европа давно не воевала и отвыкла от чрезвычайности положения. Она, наоборот, привыкла к своему благополучию и оказалась просто не готовой к новым вызовам.

Сейчас «объединенные европейцы» пытаются экстренно наработать необходимый опыт, однако здесь есть одно «но». Дело в том, что Евросоюз действует через наднациональные институты. Он создавал так называемые вторую и третью опору для решения проблем внутренней и внешней безопасности, борьбы с терроризмом и незаконной миграцией, обеспечения надежности внешних границ и совместной обороны и т.д. и т.д. Но практика показала, что эта система не работает.

В самом тяжелом положении сейчас оказались страны юга Европы, через которые идет миграционный поток. На их счастье мигранты там надолго не задерживаются и рвутся по большей части в Германию. А если в Германии к власти придут другие люди, которые скажут: «стоп»? Юг Европы окажется совсем в незавидном положении.

Повторюсь, все это плоды неэффективной единой внутренней и внешней политики Евросоюза. Например, даже для меня оказалось во многом неожиданным то, что европейские страны «легли» под США. Объективно они сработали против себя. Потому что для США Евросоюз, который занимает первое место в мире по ВВП (номинал), - это конкурент. И они реально сегодня загнали своего конкурента в тупик.

Приходится признать, что Европа проиграла социально, культурно и политически. Все надежды на единую благополучную процветающую Европу, увы, провалились.

Конечно, сейчас она дифференцируется. Идет много дискуссий о судьбе Евросоюза. Я полагаю, что все-таки дело не дойдет до полного развала, но ближайшие несколько лет будут очень трудными.

Важно еще, насколько эффективно они смогут выстроить систему взаимоотношений с мигрантами. Пожалуй, этот аспект будет решающим.

Владислав Голдин

Фото автора

Выбор читателя