Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В бессмертном произведении Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» довольно едко описана конкуренция похоронных контор в уездном городе N. Самая первая глава так и поименована – «Безенчук и «нимфы».

Но если соперничество похоронных дел мастеров из тридцатых годов прошлого века (на уровне «рекламы» по типу «Нимфа», туды её в качель, разве товар даёт? <…> Разве ж она может покупателя удовлетворить? Гроб – он одного лесу сколько требует…<…> Уже у них и матерьял не тот, и отделка похуже, и кисть жидкая, туды её в качель. А я – фирма старая. Основан в тысяча девятьсот седьмом году. У меня гроб – огурчик, отборный, любительский… ) выглядит наивно и даже вызывает сочувствие, то нынче всё гораздо круче на рынке ритуальных услуг.

В крупных городах, как вы помните по сюжетам криминальной хроники, за кладбища идёт натуральная война – со стрельбой и свежеобразованными покойниками. Так порой «конкурируют» современные «нимфы», что пресловутые «лихие девяностые» кажутся белыми и плюшевыми.

В Архангельске, слава всем святым, до стрельбы пока что не доходило. Но от этого конкуренция менее жёсткой не становится. Вот что писал 29.10.2016 г. по этому поводу «БИЗНЕС-КЛАСС Архангельск»:

«Частные фирмы, занимающиеся ритуальными услугами в Архангельске, уже 10 лет воюют с муниципальным унитарным предприятием «Спецтрест». Это не криминальные разборки, как в 90-е годы, но МУП на полном серьезе считают врагом многие участники рынка. Исполнительный директор «Союза ритуальщиков Архангельской области» Геннадий Аншуков уверен, что именно «Спецтрест» не дает другим предприятиям работать, а департамент городского хозяйства не видит проблем. По словам Геннадия Аншукова, в Архангельске по сравнению с другими городами похоронный бизнес еще «более-менее»: жесткий, но не криминальный».

Хотя, казалось бы, что плохого в самой-то конкуренции? Чем больше различных фирм на рынке ритуальных услуг, тем, по идее, выгоднее потребителю: выбор шире, значит, ценовая политика должна быть гибкой и удобной для горожан. Если, конечно, нет меж местными «безенчуками и нимфами» тайного коммерческого сговора.

Пока что нам известно лишь об одном таком сговоре. Точнее, о негласном договоре: ритуальные услуги населению вправе оказывать (на основании полученной лицензии) любая из местных фирм, но непосредственно копанием могил занимается лишь МУП «Спецтрест».

Снова процитируем вышеупомянутую публикацию: «В 2014 году союз через суд добился запрета на препятствование работе частных предприятий со стороны сотрудников муниципального, которые не пускали конкурентов на кладбища для подготовки могил.

Чтобы получить разрешение на копку могилы, необходимо представить стандартный набор документов в департамент городского хозяйства: справку и свидетельство о смерти, договор на оказание услуг со стороны ритуального агентства и чек. Частные компании почему-то справиться с этим не могут и зачастую получают отказ».

В подтверждение сказанного издание приводит слова сотрудника частного похоронного бюро: «В итоге мы даже вынуждены обращаться в МУП «Спецтрест» и оплачивать их услуги по копке могилы, потому что у муниципального предприятия проблем с документами не бывает. Хотя вырыть могилу, конечно, мы могли бы и сами. Причем сделали бы это за 6 тысяч рублей, а в «Спецтресте» просят под 20 тысяч. Если бы нам дали доступ к кладбищам, мы смогли бы конкурировать по цене, это способствовало бы развитию всего рынка ритуальных услуг. Например, в Новодвинске, после того как свободный доступ к кладбищам получили все и стали работать 5-7 частников, цена на захоронение не превышает 10 тысяч рублей».

В общем, пришлось договариваться на честном слове, чтобы вся работа не накрылась медным тазом. Мера, как признают сами частники, вынужденная, но избавляет город от позорных «кладбищенских» разборок. То есть коли земля под кладбищами муниципальная, пусть и копают её муниципалы из «Спецтреста».

Только вот какая получается, извините, фигня непонятная: в Архангельске два «Спецтреста»…


Выяснилось это совершенно случайно (для автора сих строк, разумеется). Перечитала я на новогоднем каникулярном досуге незабвенные «Двенадцать стульев», вдохновилась поэтикой гробовых дел мастера Безенчука и полезла в интернет узнавать, что означает «глазетовый гроб». Узнала – любопытство разыгралось: а нынче можно заказать для усопшего родственника такой шедевр ритуального искусства?

Ой мама… нынче можно всё, лишь бы кошелёк позволял. Вот, к примеру, гроб «Бабочка», атлас – по 3 800 рублей за штуку. Шёлковая домовина «Наполеон» - та на 700 рублей дешевле. Вовсе уж в сущие копейки (2 700) обойдётся гроб «Продольный», тоже шёлк. Наверно, можно и «Поперечный» заказать, если такая блажь в голову стукнет. Креативный у нас народ, что ни говори.

Если лишние 220 тысяч в кошельке завалялись, то можете и эксклюзивную домовинку прикупить – «Сенатор», например, или того круче – «Патриот». Не стебусь нисколько – грех ржать на печальную тему – просто информирую. Да и сами можете ознакомиться, информация не секретная, отнюдь. Информация открытая и даже рекламная.

Попутно с этим узнала много нового – по части организации траурных церемоний. Ну и обалдела преизрядно по ходу ознакомления, наткнувшись на парочку близнецов: МУП «Спецтрест» и ООО «Спецтрест».

Вот данные из открытых источников.

Полное наименованиеМуниципальное унитарное предприятие "СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЙ ТРЕСТ ПО ОБСЛУЖИВАНИЮ НАСЕЛЕНИЯ" муниципального образования "Город Архангельск" (краткое наименование "МУП "СПЕЦТРЕСТ"); дата образования – 16 июня 1992 года. Юридический адрес: 163001, г. Архангельск, пр-т Советских Космонавтов, д. 170, корп. 1. Телефоны/факсы: +7 (818) 2 47-67-07. Основной вид деятельности: "Организация похорон и предоставление связанных с ними услуг". Директор — Зарипов Роман Рашитович.

Организационно-правовая форма — унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения. Тип собственности — муниципальная собственность.

Данные с того же портала:

Полное наименование — общество с ограниченной ответственностью «Спецтрест» (краткое наименование ООО "СПЕЦТРЕСТ"), дата регистрации – 9 июня 2014 года. Юридический адрес: 163000 г. Архангельск, ул. Новоземельская 23 кв.1. (ныне зачёркнуто, но адрес фигурирует  в счетах-фактурах, датированных 2017 годомприм. ред.) С 29.01.2016 года: 163045, г. Архангельск, ул. Гагарина, 14 (там, где располагалось МУП и где до сих пор висит его табличкаприм. ред.). Основной вид деятельности: "Организация похорон и предоставление связанных с ними услуг". Директор (он же единоличный учредитель с уставным капиталом в 10 тысяч рублей) — Курасов Олег Юрьевич. Тип собственности — частная.

По данным сервиса «Контур. Фокус» в ЕРГЮЛ не найдены сведения о филиалах. Соласно другим данным, ООО "Спецтрест" имеет филиалы по адресам моргов на улицах Комсомольской, 4 и Ярославской, 42.  И контактные телефоны, совпадающие с «контактами» муниципального «Спецтреста». Например, круглосуточный вызов на дом агента частной гробконторы можно осуществить по номеру телефона погребальной муниципальной фирмы (47-67-07).

Глазам своим верить отказываюсь, но глаза видят вот это.

А вот и перечь услуг, оказываемый «Спецтрестом» («Спецтрестами»?!)…

Найдите, что называется, отличия. Поразвлекайтесь на досуге...

Позвоните по телефону 270-777, 27-51-27 или 212-888 – отзовётся «Спецтрест», как и указано на рекламных табличках, наклейках и стойках. А кому вы свои денежки понесёте, муниципалам (в городскую казну) или частникам (в персональный карман)? Этот вот траурный транспорт с теми же телефонами на борту – он чей?


Казалось бы, да какая разница человеку, испытывающему горечь от потери родственника и находящемуся в состоянии серьёзного стресса, связанного с погребальными хлопотами? Главное, что весь необходимый комплекс услуг будет получен, традиционные сроки погребения будут соблюдены – а кто там бумажку выпишет, это уж дело десятое.

А вот тут возникают нешуточные сомнения. Естественно, прежде чем оплатить комплекс услуг, вы заключаете договор на их оказание. Придя, к примеру, по адресу Гагарина, 14, Комсомольская, 4 или Советская, 46 – с какой именно ритуальной службой договор заключать будете? Гарантии стопроцентного его исполнения кто будет предоставлять?

А вот - приложения к этому договору, которые, как указано, "являются его неотъемлемой частью":

Всмотритесь повнимательнее в реквизиты: договор - с МУП "Спецтрест", счета-фактуры (приложения, которые "неотъемлемая часть") - от ООО "Спецтрест". В чей карманец денежки пошли?

Редакция располагает рядом документов – копиями договоров на оказание услуг, счетов-фактур и пр. – их у нас пачка целая. Некоторые из них приводим в качестве иллюстраций. Согласно законодательству, мы не вправе разглашать личные данные – потому имена, адреса и контакты заказчиков на публикуемых фотографиях закрыты.

Однако подписи оставлены в целости-сохранности. Просим обратить внимание на личную подпись исполнителя: счета оформлены от разных фирм (МУП и ООО), а фамилия и подпись – одного и того же человека. Тут даже специалистом-графологом быть не нужно, не так ли? Идентичность в глаза бросается. Как и признаки деяния, в Уголовном Кодексе называемого мошенничеством.

Понятно, что придавленный горем клиент вряд ли станет критично относиться ко всему, что прописано в договоре. Главным в этот момент кажется, чтобы домовинку для усопшего выбрать поприличней, веночки-ленточки и прочие атрибуты достойных проводов заказать. Вы станете в столь сложный жизненный момент обращать внимание на такой, к примеру, пункт, как «подготовка места захоронения»?

Да вряд ли в голову придёт спрашивать, что в виду имеется. Кивнёте головой да заплатите. А за что? Это ведь не копка могилы (копка – отдельный пункт) и не обустройство места захоронения. Это – подготовка. За отдельную плату.

Как я понимаю, допустим, речь идёт о родственном подзахоронении на территории Соломбальского кладбища. Тогда «подготовка места» логична и понятна – разросшиеся кусты выкорчевать, может, наклонившееся дерево спилить, ранее установленную оградку демонтировать. А если речь идёт о кладбищенской территории на Южной Маймаксе – что там «подготавливать»? Ровное поле, где ни пилить нечего, ни демонтировать. А денежку – уплатить изволь.

Далее – «обустройство». Это что в виду имеется? Это придание месту захоронения единообразия, присущего всей территории: устройство отмостки, выкладывание по периметру специальной плитки. Во всяком случае, мне (когда занималась организацией похорон родственника) такие пояснения были даны.

С дополнением: мол, сразу-то на могилке «не притопывают и не прихлопывают», земле осесть надо, да и с погодой подгадать. По зиме да по распутице какое ж благоустройство? Это, скорее, работы летние (плюс – время выждать надобно). То есть обустроено-то будет, но не завтра. А деньги надобно заплатить сегодня – авансом, так сказать.

Земля, напомню, муниципальная под кладбищами. Стало быть, обустройством занимаются муниципалы. Но если договор заключён с ООО «Спецтрест», то кто будет заниматься обустройством? Точнее, с кого вы можете потребовать, кому претензии предъявите в случае неисполнения этого пункта договора? Это вопрос, согласитесь.

Любой договор предполагает двустороннюю ответственность. Заказчик, уплатив деньги, вправе требовать качественного исполнения всех пунктов договора. Если обивку или полировку гроба ещё можно на глаз «проконтролировать», то пресловутую «подготовку места захоронения» на ровном месте как инспектировать?

По логике (да и по жизненному опыту каждого из нас) договор на оказание услуг и производство работ требует и обоюдного подписания акта выполненных работ. Кто из вас, дорогие читатели, по акту принимал территорию (с подготовкой и благоустройством), промерял параметры могилы и прочие «приёмочные» действия совершал?

Над гробом или на свежей могиле разборки устраивать – и непристойно, и не до того. А вот что будет потом – тоже большой вопрос, найдёшь ли концы в случае возникновения претензий. Особенно в случае со спецтрестами-«близнецами».

На фасаде здания по Гагарина, 14 присутствуют вывески и МУП и ООО «Спецтрест». Тут же располагается и табличка от городской мэрии – отдел ЗАГС, ведающий оформлением свидетельств о смерти.

Выгодное такое соседство муниципальной власти и частника-«нимфы». Или не «нимфы»? Или по этому адресу одна гробконтора расположена, «Безенчук и…Безенчук»?

При регистрации фирм у нас никто уже не смотрит на идентичность названий? Никто никаких нарушений не усматривает? Никто никаких возможных злоупотреблений не предполагает?


Обратимся снова к открытым данным портала "Контур. Фокус". Вот жила себе поживала муниципальная собственность - МУП «Спецтрест». Услуги населению оказывала, денежку наживала, налоги платила. Похоронный бизнес – дело прибыльное, если частник стремится на рынок погребальных услуг. Вот и наш муниципал без прибылей не сидел, лапу не сосал. Ибо, по некоторым инсайдерским данным, официальная зарплата рабочего, копающего могилки, существенно превышает денежное довольствие полковника-силовика. Во всяком случае, я нигде не нашла вакансий на место муниципального могильщика.

Зато с изумлением обнаружила, что прибыльное ранее муниципальное предприятие вдруг резко стало убыточным. Чистая прибыль МУП «Спецтрест» в 2013 году составляла без малого 18 с половиной миллионов, на следующий год снизилась почти вдвое (9,852 млн. руб.). В конце 2015 года всё пропало – вылезли чистые убытки (6,687 млн. руб.), а по окончании 2016 года убытки практически удвоились, составив уже 11 млн. 589 тыс. рублей.

По какой такой причине? Что в 2014 году случилось? Может, вернулась из прошлого столетия первая мировая? Так кому война, а гробовых дел мастеру Безенчуку  - рынок сбыта «глазетовых с кистями» домовин, извините уж за грубую прозу жизни. Однако первая мировая таки в своём времени осталась. Но 9 июня 2014 года из ниоткуда вынырнула новая частная гробконтора со старым именем «Спецтрест».

Спервоначалу бывший сотрудник полиции, а ныне нью-безенчук (и попутно – хозяин физкультурно-оздоровительной фирмочки ООО «Медиком») Олег Курасов только убытки огрёб (28 тысяч рублей - по данным «Контур. Фокус»). А потом как попёрло у джентльмена похоронное дело – только успевай прибыля точковать: 2015 год – свыше 8 миллионов «чистыми», в следующем году – больше девяти с половиной «лимончиков». Нехилый навар на уставный капитал в 10 штук деревянными.

Бывший полицейский оказался оборотистым и хватким бизнесменом, «старичка» Зарипова по всем статьям обскакал – и прибыли растут, и активы пухнут, как на дрожжах. А бедолага Роман Рашитович от убытков не знает куда деваться, при этом активы муниципального предприятия ощутимо тают.

Нечисто что-то с этими монозиготными «Спецтрестами» - вот и взорвалось однажды архангельское медиа-пространство сообщениями на тему, что прокуратура инициировала проверку МУП, и полиция выемки документации производит, и вообще проверки следуют одна за другой.

Ну, пошумели-покричали-покомментировали с апреля по июнь прошлого года – а что на выхлопе? А в ответ – тишина. Мёртвая. Ни каких бы то ни было сообщений о возбуждённых уголовных делах, ни отчёта о нарушениях законности (или отсутствии таковых), ни слова на официальном сайте об итогах проверки, которую мэрия проводила. Ну вообще – нигде ничего.

Как в том анекдоте – «ложечки-то нашлись, но осадочек остался». Муниципальный директор (по совместительству и городской депутат-старожил) Роман Зарипов и не обвинён, и не оправдан. Если проведённые проверки выявили упущения и злоупотребления – где информация? Если депутат-директор Зарипов честнейший и кристальнейший человек – опять же, где об этом информация?

Мы искали – не нашли. Зато вот следы спецтрестовского «двойного копытца» практически по всему городу отпечатались.

И вопросы только умножаются. Неужели ещё одно муниципальное предприятие некие игроки упорно пинают к банкротству со средней скоростью в 10 миллионов годового убытка? На каком основании частная гробконтора пользуется названием, более чем четвертьвековой репутацией  муниципального предприятия, его помещениями, телефонами, рекламной нишей?

На правах аренды? Но никаких сведений о конкурсах, торгах или тендерах, объявленных муниципалитетом, официальные открытые источники не содержат. Что хочешь, то и думай в отсутствие внятной информации. Не иначе, в Архангельске тихой сапой устаканено почкование «безенчуков», если таковое имеет место в реальности.

Катерина Шипигусева, дневальная по рубрике

Выбор читателя