Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

С 8 февраля всё журналистское сообщество вкупе с российской общественностью кипит разумом возмущённым на тему приказа МВД России № 948 с совершенно нечитаемым (по нонешней моде) наименованием.

Главное тут: именно с 8 февраля вступили в силу новые поправки в регламент ГИБДД. А сам регламент, также предварительно обновлённый, начал работать с октября прошлого года.

Этот факт сам по себе уже является «громкоговорящим», ибо, не отработав и трёх месяцев, регламентирующий ведомственный акт уже нуждается в корректировке. На каковой весьма упорно настаивала Генпрокуратура. А с этим уважаемым ведомством как-то не принято у нас спорить. Ну, откорректировали вот, отправили в должностное плаванье.

И тут-то медиапространство буквально взорвалось: доколе, мол?! Задолбало, мол! По Конституции – мы все равны, но по жизни отдельные категории и персоналии равнее других на десять голов. К журналистскому возмущению тут же присоединилось читательское: совсем-де народ за быдло держат, если не стесняются заявлять, что к судье или прокурору, севшему пьяным за руль, инспектор ГИБДД никаких мер принять не вправе. Отдельные горячие головы даже раздумывают, не пора ли вилы вострить для борьбы с беспределом.

Собственно, на какой предмет копья-то ломаются? Предмет сей деликатно именуют «иммунитетом спецсубъектов». И кто эти субъекты? Таковыми у нас является масса дам и господ, начиная от президента РФ и заканчивая зарегистрированными кандидатами в члены заксобрания муниципального образования. (Если хотите подробностей – ознакомьтесь с п. 299 административного регламента ГИБДД). В эту, и без того немалую, когорту внесены прокуроры и судьи. Ибо потому что.

Прежний административный регламент в отношении нарушителей ПДД, носящих судейские мантии, поблажек особых не содержал: инспектор был вправе составить административный протокол, освидетельствовать, в случае необходимости, на алкоголь, отстранить от управления транспортным средством. В общем, как и любого водителя в Российской Федерации. А с 8 февраля – судью трогать не моги, о гаишник! Ибо исключён судья из списка лиц, к коим вправе сотрудник дорожной полиции административные меры применять.

Ой, что тут началось, лишь только обновление в силу вступило! Всякие разные эксперты, юристы в погонах и без, депутаты, адвокаты и прочий авторитетный народ комментировали нововведение на разные лады. Процитируем прозвучавшие в эфире информагентства «Национальная Служба Новостей» размышления руководителя общественной системы «Обеспечение безопасности дорожного движения» Константина Крохмаля.

«Я против такой избирательности, но для российских реалий это вещь правильная. Во-первых, нельзя не учитывать механизмы воздействия на судей, которые ведут определенные уголовные дела. Можно подкупить какого-то сотрудника ГИБДД, он остановит и начнется вот такой прессинг. Кроме того, были прецеденты, когда пьяные прокуроры начинали качать права, начиналась истерика, и в результате сотрудника ДПС делали виновным в ситуации, в которой он абсолютно был прав. Нужно сбавить эту волну беспредела в регионах, когда чиновники высокого ранга плюют не только на закон, но и на сотрудников в погонах, считая их "мелкими сошками"».

Нет, лично я тоже против беспредела. И не только «в регионах», но и в самых верхних эшелонах государственной власти. Однако позволю себе скептически отнестись к вышеприведённым размышлениям уважаемого общественника.

«Какого-то сотрудника ГИБДД», значит, влёгкую можно подкупить и натравить на неподкупного и безвинного судью. Обидно, знаете ли, и за «какого-то», и за судью тоже. Да и ситуация, пардон, мало соответствует жизненным реалиям. Давайте представим картину: едет в своей скромной «Ладе-Калине» кристально неподкупный и абсолютно трезвый судья. Прямо вот из непростого процесса вышел, мантию в шкап повесил – и едет домой, ужин готовить.

А тут бац – машет полосатой палкой «какой-то подкупленный» (отнюдь не генерал и не полковник – эти товарищи с палкой на дороге не стоят, не та астрономия на погонах; стало быть, пусть будет «какой-то капитан»). Ему, значит, дружки-приятели подсудимого злодея денежных знаков пачку всучили и пальцем на судейскую «Ладу» указали – фас, мол! Прессуй его!

Ну, останавливается законопослушно неподкупный судья-водитель, а «какой-то» ему – бац предъяву: мол, гражданин, глаза у вас красные, что у вампира, вид предосудительный, машинка виляет. А не пьяны ли вы часом? Ну-кась, в трубочку посопим со всем прилежанием!

А судья, значит, дурак распоследний, а не юрист крутой, законов не знает, прав своих не знает, как на место поставить оборзевшего щенка – тоже не знает. Сидит, сопли на кулак мотает и дрожащим голосом блеет: «Я не пил даже кефиру, я судья, в процессе утомлённый, у меня кот некормлен, ужин не сготовлен, атпустити миня пажалуста, дорогой товарищ капитан, невиноватый я весь». Вы такого судью можете себе представить? Лично мне подобные типусы никогда не встречались.

Не встречались и борзые подкупленные ГИБДДшники, «прессующие» внаглую судейских товарищей. Как, впрочем, и прокурорских, ибо пока что не полиция обладает правом надзора за прокуратурой, а всё с точностью до наоборот обстоит. Ну и кто, пребывая в здравом уме, станет так дебильно подставляться?

В общем, с прессингом, кажется, сильно господин Крохмаль нафантазировал. А вот в обраточку – «когда <...> сотрудника ДПС делали виновным в ситуации, в которой он абсолютно был прав» - увы, чаще случается. Сама неоднократно петиции подписывала в поддержку уволенных по беспределу полицейских.

Однако в подобных случаях я диагноз поставлю уверенно: «прокачавший права пьяный прокурор» не главная фигура. Не прокурор увольняет по беспределу полицейского, строго по закону действовавшего. Беспредельничает родимое начальство, «по дружбе» радеющее нарушителю или из неких корыстных поползновений. Зачем ссориться «благородным донам», когда проще слить по тихой грусти неудобного подчинённого…


Об этом у нас как-то не принято говорить вслух. О касте руководящих товарищей, играющих по сложным правилам начальственных взаимоотношений. Очень уж тема щекотливая – словно графская дочь с конюхом сбежала, а благородную осанку надо ж как-то держать… «Не нами заведено – не на нас и кончится» - как я эту безнадёгу ненавижу, кто бы знал!

… Было так: оперативная машина штаба пожаротушения спешила на сложный пожар в жилом доме. Ночь. Зима. Снежная тогда зима была, потому Ленинградский проспект напоминал неширокое ущелье, стиснутое с обеих сторон высоченными заледеневшими завалами. Штабная «буханка» шла под проблесковыми маячками – сиреной ночью народ будить не полагается. Шла строго по своей стороне движения.

… и было так: тогдашний всенародно избранный губернатор возвращался в городские апартаменты, по-русски, от всей души отдохнувши в родной деревне. Губернатор за рулём – нонсенс, конечно же. Надёжный водитель да плюс – гаишный кортеж сопровождения. Первое Лицо области надлежит оберегать со всем тщанием. Вот и оберегали.

… Стало так: в самом коварном месте, у эстакады третьего лесозавода, где дорожное полотно ещё и изгиб делает, и встретился экипаж штаба пожаротушения с губернаторским кортежем. Хозяина жизни везли по осевой, пожарная «буханка» держалась своей стороны – и лобовое столкновение было практически неизбежным на узкой заснеженной дороге. Поскольку обзор у водителей существенно затруднялся этой вот особенностью участка Ленинградского проспекта, заметили друг друга поздно.

Оперативный пожарный водитель ни влево отвернуть не мог (столкновение!), ни затормозить (юзом потащит – и столкновение!), ни по газам влупить (кортеж пёр по осевой, дорожное полотно узенькое, не разойтись, а значит – столкновение). Водитель крутанул руль резко вправо – на заледеневший сугроб обочины.

«Буханка» не закувыркалась лишь Чудом Господним – на левой паре колёс как-то вырулилась, правыми пропахав загогулину на снежном отвале. Кортеж благополучно проскочил и затормозил вальяжно. Такие, мол, и разэдакие, вы что не видите, КТО едет?! Куды прётесь?! Ишь, маяки врубили, САМЫЙ ПЕРВЫЙ дорогу вам уступать должен, что ли?! А ну подать сюда водительское удостоверение!

Пёрлись, напомню, на пожар. (Хреновый был пожар-то, если выехал штаб). Права водитель из кармана вынул да и отдал – не драться ж с сопровождением господина Первого Лица, когда до места пожара ещё пилить да пилить… а потом ещё на пожаре пахать да пахать… И разъехались себе подобру да поздорову. Одни – Первое Лицо до постельки сопровождать, другие – простых, не Первых, людей спасать да огонь тушить…

Чем кончилось? Да нормально всё кончилось: пожар потушили, начальству поутру об инциденте доложили, водителю-лишенцу чаю налили и поехали «встречаться». Все всё понимают: и гаишному начальнику перед Первым Лицом иначе поступить было низзя (ибо многое и у погононосителей от Первых Лиц зависит), и всерьёз лишать прав пожарного водителя – тоже низзя, ибо беспредел. Потому поехал с утреца пожарный майор к майору гаишному по-дружески, корочки водительские забрал, привёз, хозяину вернул и отправились все по домам, после геморройных суток отсыпаться. Не нами заведено – не на нас и кончится…

Правила игры такие. И ещё один нюанс: языки за зубами держим, неча общественность по мелочам будоражить. Особенно это пожарной пресс-службы касается: у вас там такая же дура сидит, как наша уважаемая товарищ капитан, которая тормознула машину начальника УВД и штрафанула генеральского водителя, нарушившего ПДД. В общем, намордник по размеру своей пресс-службе подберите, чтоб ни гу-гу, даже шёпотом.

А что пресс-служба? Дура-то она дура, законница безбашенная, однако под погонами ходит, приказы обязана выполнять. Вот и прикажите настрого. И приказали. Не то чтоб «настрого» - просто: «ну, ты ж понимаешь: не нами заведено - не на нас и кончится»…

Вот и не кончается. Только список «спецсубъектов» пухнет, как на дрожжах. Почему-то в почти соседней Швеции дорожная полиция имеет право задерживать и наказывать нарушителей, невзирая на чины и ранги. Нет у них там никакого иммунитета. А у нас – есть. И никак не кончается, только крепчает. Всё дырки в законодательном заборе выискивать пытаемся, каждый на свой лад.

И снова процитирую мнение Константина Крохмаля, полагающего, что с судьей или прокурором, нарушившим ПДД, разбираться должен равный по рангу чиновник.

«Нужно зафиксировать нарушение, сообщить в вышестоящие инстанции, и пускай дальше с судьей или прокурором общается не рядовой сотрудник, который по рангу его в несколько раз ниже, а уже наверху. Вызовут на ковер к равному по рангу и «вставляют пистон» по полной программе: судят, конфисковывают, арестовывают, увольняют и так далее. Каждый должен нести ответственность за нарушение, независимо от должности, - подчеркнул собеседник НСН. - А если чиновник не соглашается добровольно пройти экспертизу на алкоголь и окажется в итоге, что он виновен, то это, на мой взгляд, должно автоматически означать потерю должности, колоссальные штрафы, лишение прав и в ряде случаев – уголовную ответственность».

Умный, вроде, человек, а лепит вот «горбатого» почему-то… эх… Начинаем с "ниже по рангу" - приходим неизбежно к "рожей не вышел, быдло"...

Ну какие права у инспектора ГИБДД? Вроде бы, п. 304 административного регламента декларирует следующее: «При наличии достаточных оснований полагать, что судья или прокурор, управляя транспортным средством, находится в состоянии опьянения, сотрудник в целях обеспечения безопасности других лиц принимает меры к прекращению дальнейшего движения транспортного средства до устранения условий, препятствующих дальнейшему движению транспортного средства, о чем сообщает в дежурное отделение (группу) подразделения ДПС (дежурную часть территориального органа МВД России на районном уровне) для немедленного информирования органов прокуратуры».

А как это в реале будет выглядеть? Тормознули (при наличии достаточных оснований) пьяного судью, отзвонились в дежурку, гаишная дежурка доложилась дежурному прокурору, тот – вышестоящему руководителю… (А "прекращённый дальнейшим движением" судейский сидит себе смирно на обочине и жалистные песни гундосит). Ну, предположим, прокурор города, получив доклад от подчинённых, лично выехал к месту «торможения» федерального судьи. И что? Горпрокурор тоже неправомочен пьянь эту «иммунитетную» на медосвидетельствование отправить. И протокол составить не вправе.

Следуя логике господина Крохмаля, горпрокурор должен (ЧТО?!) – примотать скотчем синего в слюни водителя с судейским иммунитетом к сиденью, чтоб не вывалился по дороге, взять на буксир судейский автомобиль, приволочь его к офису, затащить пьяную тушку в свой кабинет, разместить на ковре и «вставлять пистон» по полной программе»? Или горпрокурор по рангу не равен федеральному судье – и надо волочь на ковёр к прокурору областному?

А представим себе (гулять так гулять!), что судейский по синей дыне напрочь берега потерял и громко угрожает, лягаясь и кусаясь при этом: «Ах ты ж морда прокурорская! Вот погодь-погодь, доберусь я до своей мантии – встанешь передо мной навытяжку да будешь исключительно Вашей Честью величать! Вот я ужо тебе припомню-то!»

И ведь реально – может припомнить. Судьи – они тоже люди, ничто человеческое им не чуждо (плавали, знаем)…

Ну да, я сознательно абсурдную ситуацию довожу до логического маразма. И всё потому, что инспектор ГИБДД реально беззащитен, потому как пункт 304 позволяет «принимать меры», но не регламентирует, какие именно. К тому же, административный регламент - документ ведомственный, супротив федерального закона не пляшет. Как в моём печально любимом анекдоте про бегемота в зоопарке: «Съесть-то он съест, тока хто ж ему даст?» А попробует «какой-то сотрудник ГИБДД» поступить с судьёй, как со всеми остальными нетрезвыми водителями – и загремит за превышение должностных полномочий. Вот это у нас – легко. Ибо – «не нами заведено»…

Не сказать, что не было попыток «на нас закончить». Вот пример: в 2016 году первый зампред комитета Госдумы по госстроительству Вячеслав Лысаков внёс в Госдуму законопроект, закрепляющий за инспекторами право отстранять от управления пьяных следователей и судей, но документ так и не приняли. «С Дона выдачи нет» - тоже, знаете ли, не нами заведено.

Однако и депутаты тоже разные у нас. Лысаков не теряет надежды добиться отмены «иммунитета спецсубъектов» на дорогах: «Да, попыток было несколько, все пока неудачные. Но правоприменение объективно сталкивается с тем, что молодые следователи и судьи регулярно теряют голову, садятся пьяными за руль, а ДПС сделать с ними ничего не может,— цитирует депутата издание «Коммерсантъ». — Полицейский должен защищать жизнь и здоровье граждан по закону “О полиции”. О какой защите может идти речь, когда нетрезвый водитель продолжает находиться за рулем? Вижу здесь явное противоречие между ведомственным актом и федеральным законом».

Ну, не один депутат Госдумы Лысаков видит противоречия. Потому и кипят страсти вокруг «обновлённого» административного регламента ГИБДД. И особенно, что называется, «не в кассу» это вот кипение накануне президентских выборов. Хотели-то да – как лучше, но получается по Черномырдину нашему незабвенному.

А я вот что думаю: ведь проголосовал бы электорат в подавляющей массе своей за того кандидата, который бы заявил громогласно, что первым его президентским указом будет документ, нивелирующий весь российский «иммуно»-бардак. Строго по статье 19 Конституции РФ: Все равны перед законом и судом. И прокуроры, и судьи, и депутаты с губернаторами. Реально. Железно.

А всякие, даже мельчайшие, метастазы «иммунитета спецсубъектов» - выскрести из всех федеральных законов и ведомственных нормативных актов. Отпылесосить качественно и навечно, чтоб и молекулы не осталось от «касты неприкосновенных». Пусть не нами заведено – так ведь на нас-то может реально кончиться!

Да, знаю, знаю, мечтать не вредно… Но и в коленно-локтевой позиции тоже страну вечно держать нельзя. Чревато, знаете ли – матроса белой перчаткой по морде прилюдно валдохать за то, что тухлую солонину жрать не желает, быдло…

Кадр из фильма "Броненосец "Потёмкин"

София Майорова, дневальный по рубрике

Выбор читателя