Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Преступления коррупционной направленности караются девятью статьями УК РФ - только в безусловном порядке. А уж при наличии дополнительных факторов – пальцев на руках-ногах не хватит перечислять. Борются с ней, коррупцией проклятущей, не один век и не только на Руси, ан – никак под корень извести не получается.

Как думаете, почему?

И тут же память услужливо подсовывает народную мудрость типа: «грех сладок, а человек падок», «у воды – да не напиться?», «рука руку моет», «свой своему поневоле брат» - и так далее, неисчерпаемо. И, как апофеоз: не нами началось – не на нас и кончится.

Так что же, воистину – неискоренимо? А это смотря как «искоренять» - искренне или для плана. Если искренне – то всё просто: привести к безусловной аксиоматичности требования закона. Ну, как в Конституции написано: закон для всех един. И для президента, и для кочегара. Тогда и бороться не нужно – сама подохнет эта самобранка для людей при чинах и должностях.

А если у нас борьба с коррупцией (то есть с превращением государственной должности в персональную кормушку) существует для парадных реляций правоохранителей разного уровня, то говорить об искоренении можно только в юмористических шоу. Вот две истории жизни, пересекшиеся на одной скамье подсудимых. Что тут коррупция, что тут шоу, что тут преступление – не мне судить. Мне – рассказывать то, что вижу. Я сегодня акын.

Итак, жили-были двое архангельских мальчишек, двое пожарных сынов – Витя и Юра. Оба, как говорится, под пожарной машиной выросли. Витя – в Соломбале, в пожарной части №4, Юра – в Исакогорке, в ПЧ-5. Оба, естественно, после школы документы подали в пожарные учебные заведения. Поступили. Отучились. Приступили к службе. Виктор – начальником караула пожарной части, в которой рос. Юрий – инспектором госпожнадзора.

Виктор дослужился до полковника – и подал рапорт на увольнение. Юрий в чине майора был вышиблен со службы – за взятку (уголовное преследование прекращено постановлением Соломбальского районного суда г. Архангельска от 13 марта 2018 года – за усердное сотрудничество со следствием; правда, за активную помощь лишь зону топтать не наладили, а штраф припаяли некислый – почти 5 миллионов рублями). Тут следует отметить, что Юрий взятку не брал – он её давал. Своему другу и начальнику Бачурину Максиму. «За покровительство по службе» - со слов Юры.

Год назад я знакомилась с этим делом - по фотокопиям протокола судебного заседания. Все «взяткодатели СГМУ», проходившие по делу свидетелями, в судебном заседании категорически отвергали саму тему взятки, заявляя (под подписку об ответственности за дачу ложных показаний), что ни Бачурин, ни Зайков не то что не требовали, но даже и не намекали на «вознаграждение». Переданные (якобы) в виде взятки Бачурину денежные суммы «подтверждаются» только словами Юрия Зайкова и чеканным определением следствия «получил денежные суммы, которыми распорядился по собственному усмотрению». 

Широко известно, что денежные суммы (особенно крупные) имеют свойство оставлять чёткие, круто пахнущие следы. Но следствие почему-то эти следы не искало. Хватило словесных заверений – мол, да, я Бачурину лично деньги относил, какими купюрами и в какое конкретно время – точно не помню, но точно - в рабочее время.

А закон что предписывает следствию? А вот что: в соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию признаки события преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Данная норма не содержит положений об установлении приблизительных сведений о признаках события преступления. Таким образом, время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления требуют точного установления при расследовании уголовного дела. Обратное свидетельствует о недоказанности признаков объективной стороны состава преступления, что влечёт прекращение уголовного дела по основаниям п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ.

Дело не прекратили – в суд отправили с расплывчатыми формулировками, которые затем перекочевали в текст приговора в таком виде:

установил, в том числе, это:

Именем Российской Федерации судья Н. Баков установил, что целых 9 суток подсудимый Бачурин получал от свидетеля Зайкова взятку. (Наверно, вагон купюр, достоинство которых не установлено ни следствием, ни судом, бедняга-взяткодатель на глазах у множества коллег всё это время подполковнику в кабинет перетаскивал, не иначе). Столь явное нарушение норм ст. 73 и 307 УПК РФ никого не смутило. И апелляционную инстанцию в том числе. Подполковника Бачурина отправили на зону. Юрия Зайкова, активного помощника следствия, освободили от уголовного преследования, но штраф, как выше сказано, взыскали до копеечки.

Не прошло и года, как Юрий Зайков снова оказался в том же Соломбальском суде, но уже не основным свидетелем обвинения, а подсудимым – опять за взятки. Всё по той же схеме – материальная благодарность «за положительные оценки и принятие расчётов пожарных рисков, непрепятствование дальнейшему прохождению службы и осуществление общего покровительства по службе». Только теперь уже более высокому своему экс-руководителю Виктору Личкову.

И следователь всё тот же, и те же многократные изменения показаний, и путаница в суммах и обстоятельствах. Так, (по первому эпизоду), сначала Юрий вообще не мог сказать, кто плановую проверку проводил, но потом «вспомнил». Заодно вспомнил, что якобы требовал Личков 10% от суммы заключённых с помощью Зайкова договоров на расчёты пожарных рисков. Потом сам себя поправил: Личков не проценты требовал, а фиксированные суммы – по 40 тысяч с каждого договора. А ещё через некоторое время перевспомнилось, что не два раза по 40 приносил Юра Вите, а один раз – но сразу 80.

А по второму вменяемому эпизоду сумма взятки первоначально озвучивалась в 200 тысяч рублей, а потом доросла уже до 700 тысяч. И поначалу на три кучки делил Юра полученные от АЛВИЗа деньги: Личкову – 200, другу-москвичу, помогавшему в расчётах - 100, остальное (два «лимона» с довесочком) - своему старшему брату Дмитрию, который все расчёты и делал. Сидел Юра в собственном автомобиле – и отслюнявливал деньгу.

А через какое-то время изменил показания: не в машине он делёж осуществлял, а в служебном кабинете и в рабочее время (когда в помещениях инспекции всегда полно народу - и сотрудники, и посетители, да ещё и дверь закрывается неплотно). И делил Зайков-младший уже на 4 кучки – оказывается, долю получала и его давнишняя знакомая, сотрудница АЛВИЗА Ольга Бунина, отвечавшая на предприятии за пожарную безопасность. И Личкову отсчитывал не 200, а 700. (Почкованием, не иначе, размножаются взятки).

Вот как-то это всё в одной куче – мухи, котлеты, расчёты, договоры, взятки, отставки, жёны, заводы, склады… Но в этом судебном заседании я присутствую в качестве слушателя. Слушаю. Уши пухнут. Извилины заплетаются. Я не понимаю, о чём это вот слушанье. Вроде бы – о коррупции. Уточняю – о двух эпизодах взятки.

По версии следствия, нарисована такая картина: в 2014 году Виктор Личков (в то время начальник отдела надзорной деятельности по г. Архангельску) осуществил плановую проверку объектов АЛВИЗа, выявив ряд нарушений. Незначительные нарушения устранялись сотрудниками ликёро-водочного завода непосредственно в ходе проверки, наиболее серьёзные (32 пункта, на устранение которых требовалось значительное время и вложение средств) были отражены в предписании. Контрольная проверка исполнения предписания проводится через календарный год.

Контрольную проверку проводил майор Зайков, поскольку полковник Личков в это время проходил аттестацию на вышестоящую должность, не связанную с надзорной деятельностью. Ничего в этом нет необычного, ничего странного, нетипичного и тем более незаконного. Обычная практика. Но – с необычными последствиями.

Законодательство в области пожарной безопасности допускает устранение нарушений путём расчёта пожарных рисков (если хотите конкретики – погуглите федеральные законы ФЗ № 123 и ФЗ № 69, где даны все нормативные определения).  Расчёт – это объёмная и многотрудная работа, а не дохленький фиговый листок, которым для блезиру дырки прикрывают. Кстати, гарантировать, что наличие такого расчёта автоматом снимает все проблемные вопросы, не может никто: если расчётом определяется, что риск превышает допустимые значения, установленные ФЗ №123, то нарушение расчётом не снивелируешь. Либо придётся устранять, несмотря на затраты, либо к объекту возможно применить жёсткие меры, вплоть до приостановки предприятия. Так что имейте в виду, руководители и предприниматели: любой, кто гарантирует вам полное благополучие и «ноу проблем» сразу после заключения договора на производство расчётов – однозначно мошенник.  Рискуете вляпаться в уголовные неприятности.

Ну, и что произошло на АЛВИЗЕ? По версии следствия, Юрий Зайков, будучи знакомым Ольги Буниной, предлагал ей содействие в производстве расчётов пожарных рисков. Юрий проходил специальное обучение, имеет специальную компьютерную программу, сам может посчитать – но это будет носить все признаки незаконной коммерческой деятельности, которую сотрудник федерального надзорного органа осуществлять не вправе. За это можно и со службы вылететь, и под статью о коррупции попасть. Так что расчёты будет делать старший брат Юрия, Дмитрий Зайков, пожарный пенсионер и директор Фонда пожарной безопасности.

Но договор на расчёты с Фондом заключать невыгодно – слишком высока сумма налогов. Поэтому есть добрый приятель, частный предприниматель на упрощёнке, дружище Буров – вот с ним и заключаются договоры. Бурову переводятся деньги, оставляется часть суммы на уплату сниженного налога (ну, и сущие гроши «за хлопоты», наверно). Остальное Юра забирает, раскладывает по кучкам, суёт взятку начальнику («за принятие расчётов и покровительство по службе») – и уж после вручает брату всё, что после взяток и благодарностей осталось. Себе – ни копейки, всё – родным, друзьям и покровителям. Так вот получается. По версии следствия.

Сначала (ещё до плановой проверки 2014 года) заключались 2 договора общей суммой в 650 тысяч рублей. Личкову именно с этих денег якобы перепало  80 тысяч. А 700 тысяч – это уже с третьего договора, где сумма не на тысячи шла, а на миллионы. Расчёты, мол, Личков принял. Так Юра следствию сказал. Честно. Следствие, конечно, выслушало – внимательно. Поверило, тем паче, что Буров подтвердил - договоры заключал, расчётов не делал (он не умеет), с Зайковым приятельствует давно – ну чего ж не помочь хорошему человеку на налогах сэкономить?

И Бунина тоже показания дала: да, к Зайкову за консультациями и помощью обращалась неоднократно, как к давнему доброму знакомому, договоры АЛВИЗ заключал с ИП Буровым, а также с фирмой «Стройком», деньги переводились в полном объёме, договоры и банковские платёжки предъявила. (Были бы расчёты, а кто их персонально производил – дело, собственно, десятое. А уж как и между кем эти деньги делились – Ольге и вовсе до лампочки. Были бы у предприятия законные документы. А сама она никаких дополнительных «вознаграждений» не получала – на том и стоит с первых своих показаний. И менять их не собирается).

Ну что – нормальная картинка, житейская. Одним – неплохой заработок с минимальными налогами, другим – взятки, вовсе налогом не облагаемые, а Юрию – глубокое моральное удовлетворение от того, как он всех здорово соединил в дружный коллектив единомышленников.


buka аватар
buka ответил в теме #1568 1 мес. 2 нед. назад
извините, это я тупой или лыжи не едут? кусок из копии, где написано что взятку давал Зайков ДВ, а везде по тексту про Юрия. это описка судебная или редакция накосячила?
Тигра аватар
Тигра ответил в теме #1569 1 мес. 2 нед. назад
Редакция не косячила :) Судом (как значится в приговоре) установлено, что взятку давал Дмитрий - это в первом деле, откуда "кусок из приговора". А Юрий её начальству приносил (это он сам так утверждает). По второму делу только судебное следствие завершилась. Завтра к прениям приступят. А каков будет приговор - пока что не знаем. Услышим своими ушами - и обязательно расскажем.
buka аватар
buka ответил в теме #1570 1 мес. 2 нед. назад
интересно бабы пляшуть)) если взятку давал Дмитрий то почему подсудимый Юрий?
Тигра аватар
Тигра ответил в теме #1571 1 мес. 2 нед. назад
Вряд ли это вопрос к редакции - мы следствие не ведём. Разве только журналистские расследования)))

Выбор читателя