Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Вопросов, как всегда, было много. Поэтому хлеб у коллег отбивать не буду – каждый своим читателям донесёт наиболее волнующую их информацию. Поделюсь тем, что наиболее интересовало читателей «Губернского Глобуса».

Ситуацию на архангельском рынке ритуальных услуг, о которой мы рассказывали в материале «Безенчук и… Безенчук?», заместитель прокурора Архангельской области Сергей Акулич прокомментировал так:

- Спасибо за вопрос, он действительно актуален (и не только для Архангельска) - такие ситуации, когда появляется вдруг одноимённая организация-паразит (можно называть по-разному: «однодневками», «прокладками», но по сути это именно паразиты), которая вливается в давно действующую на рынке структуру. При этом имеет либо одно руководство, либо руководство аффилированное.  И происходит это зачастую «благодаря» или с попустительства органов местного самоуправления, поскольку места захоронений находятся в ведении муниципалитетов.

Конкретно по ситуации с двумя «Спецтрестами» могу сейчас сообщить следующее: работа нами ведётся, с привлечением правоохранительных и контролирующих органов. По результатам сейчас докладывать преждевременно. Полагаю, что результат в течение этого года будет. И общественность мы незамедлительно проинформируем. 

Виктор Анатольевич Наседкин дополнил ответ:

- Я бы добавил, что это тема не только Архангельской области – тема всей России. И в этой связи Генпрокуратурой и МВД на 2018 год разработан отдельный межведомственный план «По противодействию преступлениям и правонарушениям на теневом рынке похоронных услуг» (так он называется). Действительно, тема непростая, требующая межведомственной консолидации, и находится она под серьёзным контролем.

Так что сообщим непременно нашим читателям, каковы будут результаты проверки деятельности архангельских «близнецов-безенчуков». Отрадно, что за столь деликатную проблему наконец взялись комплексно и на самом высоком уровне, потому как мошенническим способом выморачивать гешефты на трагедиях человеческих – совсем уж распоследнее дело. И тут редакционное мнение абсолютно совпадает с прокурорским.

Второй наш вопрос (много ли жалоб поступает на самих прокуроров), можно сказать, спровоцировал довольно оживлённую дискуссию. И посмеялись, и поиронизировали, и посожалеть кое над чем тоже довелось.

Но по порядку. Николай Владимирович Калугин для наглядности предложил сопоставить количество жалоб, поступивших в прошлом году в органы прокуратуры (таковых набралось порядка 33 тысяч) с количеством так называемых повторных жалоб (когда заявитель или что-то недопонял из прокурорского ответа, или не удовлетворён этим ответом). Так вот, на повторные жалобы приходится 13,8% от общей «жалобной» массы. Причём, в аппарат прокуратуры поступило 170 обращений, а в районные звенья – 135.

- Я прошу обратить внимание,- подчеркнул Калугин, - что количество повторных жалоб не является свидетельством некачественной работы органов прокуратуры или отдельных сотрудников. Здесь ведь многое зависит от степени юридической грамотности и особенностей личности самих заявителей. Самый же очевидный показатель работы прокуратуры – не количество поступивших повторных жалоб, а число удовлетворённых жалоб.

Могу сообщить, что из 170 жалоб, поступивших в аппарат облпрокуратуры, удовлетворено две. И такое же количество (два случая) удовлетворённых жалоб на уровне районного звена. Это свидетельство достаточно качественной работы наших сотрудников.

Необходимые пояснения даёт и облпрокурор Наседкин:

- Вы не думайте, всё далеко не так просто в этом направлении. Ведь каждый наш сотрудник чётко представляет уровень ответственности за свою деятельность. Это ж не просто так – мол, что захотел, то и написал. За «отписки» и наказания предусмотрены: и невыплата премиальных вознаграждений, и меры дисциплинарного воздействия. Контроль деятельности мы осуществляем постоянно.

- И чтобы завершить тему ответственности, - принимает эстафету первый заместитель Калугин, - сообщу, что в течение прошлого года  привлечены к различным видам ответственности 66 наших сотрудников. Для прокуратуры вопрос качества деятельности действительно стоит весьма серьёзно и принципиально.

Выбор читателя