Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Собственно, тема этого материала проклюнулась недавно – и, как водится, захватила целиком и полностью. Банальное, казалось бы, дело – просмотр редакционной почты, привычное прочтение по диагонали релизов пресс-служб.

И вот в релизе областной прокуратуры (по факту проведения проверки в отношении осуждённого, проглотившего несколько металлических предметов) обратила на себя внимание следующая фраза: «В соответствии с требованиями действующего законодательства, осужденный обязан возмещать причиненный ущерб, дополнительные затраты, связанные с его лечением в случае умышленного причинения вреда своему здоровью».

Обратилась в пресс-службу за разъяснениями, где в законодательстве поискать соответствующие статьи, чтобы и самообразованием заняться, и более полно журналистский материал подать – а получила гораздо больше, чем могла предположить. Оказалось, что существует особое прокурорское подразделение, в чьи задачи входит надзор за исполнением законности в «местах, не столь отдалённых». И руководитель архангельской спецпрокуратуры старший советник юстиции Роман Викторович Пономарёв очень позитивно воспринял предложение рассказать о том, чем занимается возглавляемый им коллектив.

Только вот незадача: у прокурора Пономарёва оставался один рабочий день перед отпуском, «а вам ведь оперативно нужно?» Да уж, нам всегда – «хватай мешки, вокзал отходит». Выход был найден незамедлительно: Роман Викторович предложил написать основное о деятельности своего подразделения, а если что-то не совсем понятно будет или более подробно какие-то моменты прояснить – с этим без проблем можно обратиться к заместителю.

Последний рабочий день перед отпуском – для любого руководителя та ещё суета-маета. И чтобы в такой массе дел найти ещё время для написания материала в СМИ – это практически подвиг. Кстати, ничего непонятного в труде Романа Викторовича не отыскалось, всё предельно конкретно и доходчиво. Однако желание встретиться и поговорить возросло в разы.

И – встретились. И – побеседовали. Но всё по порядку. Сначала предоставим слово старшему советнику юстиции Роману Пономарёву.

Архангельская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях – одна из двух специализированных прокуратур области, осуществляющих надзор за деятельностью 11 из 23 учреждений уголовно-исполнительной системы региона.

В учреждениях, расположенных в пределах города, выездные проверки соблюдения уголовно-исполнительного законодательства проводятся ежемесячно, в остальных – ежеквартально. При их осуществлении сотрудниками прокуратуры в обязательном порядке производится обход запираемых помещений, в том числе штрафного изолятора, помещений камерного типа, с изучением всех материалов о содержании в них осуждённых.

Особое внимание сотрудники прокуратуры уделяют такой форме работы, как привлечение осуждённых к общественно-полезному труду. Это особенно актуально в тех колониях, где отбывают наказание граждане, осуждённые к длительным срокам лишения свободы.

При проведении надзорных мероприятий проверяется законность приказов, распоряжений, постановлений, издаваемых начальниками учреждений.

Следует заметить, что прокуратура старается не «вариться в спецкотле» - мы не секретим результаты нашей деятельности, не скрываем какие-то «неудобные» факты в столь специфической сфере, как пребывание граждан в местах лишения свободы. Напротив, практикуем совместные выездные проверки во взаимодействии с Уполномоченным по правам человека в Архангельской области, Уполномоченным по правам ребёнка в Архангельской области, общественными правозащитными организациями.

Общество, по нашему мнению, должно знать, что происходит «по ту сторону ограждения», должно быть уверено, что права осуждённых соблюдаются, что в случае нарушения прав им реально есть к кому обратиться. И что обращения эти не кладутся под сукно, не игнорируются – работа проводится самая серьёзная, все доводы получают необходимую оценку, в том числе с выездом в учреждение и дополнительным опросом заявителя.

В частности, непосредственно на месте практикуется проведение проверок по фактам получения лицами, отбывающими наказание, телесных повреждений, совершения ими актов членовредительства (умышленного причинения вреда своему здоровью), а также при разрешении обращений на неправомерные действия сотрудников учреждений. Если случай отлагательства не терпит (требуется проверить фактическую сторону дела, например, в течение суток), а учреждение отдалённое, в таком случае участие прокурора обеспечивается при взаимодействии с местными районными прокуратурами.

Кроме того, в обязательном порядке при каждой плановой проверке обеспечивается личный приём осуждённых по интересующим вопросам.

Активно ведётся работа по рассмотрению письменных обращений осуждённых и их родственников по вопросам условий отбывания наказания. В тематике обращений превалируют чаще всего вопросы обоснованности привлечения осуждённых к дисциплинарной ответственности за нарушение последними порядка отбывания наказания.
     
В переводе с официального языка на простой обывательский уровень, побасенки «бывалых сидельцев» о том, как их, бедных, плющит, утюжит и прессует злобная беззаконная администрация, а прокуратуре, типа, дела до страдальцев нет – это байки для лопухов. На деле осуждённые прекрасно осведомлены о своих правах и знают точно, «куда нужно писать». И, как видим, права «сидельцев» прокуратура защищает (прим. ред.).
     
Наряду с правами осуждённые имеют и обязанности, о чём также должно знать наше общество. Отбывающие наказание в исправительных учреждениях обязаны соблюдать требования, установленные уголовно-исполнительным законодательством, правилами внутреннего распорядка в исправительных учреждениях, распорядок дня, установленный в учреждении. Это первое, с чем (под личную роспись) знакомят каждого вновь прибывшего в исправительное учреждение.

Следует понимать, что колония – не санаторий и не дом отдыха. Условия отбывания наказания, ввиду наличия комплекса ограничений, значительно отличаются от жизни на свободе. Тем не менее, ряд осужденных для достижения послаблений (например, этапирование на лечение в больницу, освобождение от выполнения работы, отбывания дисциплинарного взыскания в штрафном изоляторе и избежание ответственности за ранее допущенное нарушение порядка отбывания наказания) нередко прибегает к проявлению  так называемого демонстративно-шантажного поведения.
     
Одной из форм такого проявления является умышленное открытое (демонстративное) причинение вреда своему здоровью. В зависимости от целей, которые преследуют осуждённые, ущерб и способ аутоагрессивного поведения различен. Для оказания психологического воздействия на сотрудников учреждения, пресекающих нарушения порядка отбывания наказания, осуждённые обычно стараются не причинить значительный вред своему здоровью: ограничиваются нанесением поверхностных порезов на предплечьях либо на шее.
     
Этапирования на лечение в больницу осуждённые добиваются путём нанесения себе более серьёзных порезов, введением инородных предметов (чаще всего - гвоздей) в брюшную полость, проглатыванием металлических предметов (скрученных гвоздей или проволоки – т.н. «ежей», частей алюминиевых ложек, скрепок и т.п.). Освобождение от работы многие пытаются получить, имитируя как бы производственную травму (например, прошивание пальцев на швейной машинке, попадание руки под диск циркулярной пилы).
     
Исправительное учреждение несёт ответственность за охрану здоровья осуждённых, поэтому причинившим умышленный вред своему здоровью в обязательном порядке оказывается весь объём первичной медицинской помощи, а при необходимости – восстановительное лечение, в том числе в условиях медицинских учреждений муниципальной системы здравоохранения.
     
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (ч. 2 ст. 102) обязывает осуждённого в случае умышленного причинения вреда своему здоровью возмещать затраты, связанные с его лечением. При осуществлении надзора прокуратурой пристально обращается внимание на принятие администрациями учреждений мер, направленных на взыскание с осужденных данного ущерба.
     
За первый квартал 2018 г. в поднадзорных нашей прокуратуре учреждениях совершено 19 актов членовредительства (для сравнения: за 2017 г. – 58). Для полноты картины приведу более характерные данные: в период с 2014 г. по настоящее время осуждёнными совершено 310 актов членовредительства. При этом, если в 2014 г. таких случаев насчитывалось 116, то в 2017 г. – 58, т.е. вдвое меньше. О чём это говорит? О том, что жёстче стали взыскивать за последствия «хитростей» - многие задумались, а стоит ли таким путём себе «послабление режима» искать. Но, к сожалению, не могу сказать, что полностью это явление искоренили. Вот совсем свежий пример.
     
Осужденный Б. в ноябре 2017 г. этапировался из областной больницы УФСИН России по Архангельской области обратно в колонию. Понятно, что в больнице  условия отбывания наказания намного мягче, вот гражданин и решил «на больничке» задержаться подольше: находясь в спецвагоне, проглотил дверной ключ, черенок от столовой ложки, два куска проволоки и скрепку, о чём и заявил конвою.
     
Лечить его, разумеется, обязаны, однако стоимость медицинского обследования и лечения Б. (с учётом затрат на медикаменты и расходные материалы) составила более 40 тыс. руб. А поскольку «заболевание» осуждённый соорудил себе сам, то администрация обратилась в суд с заявлением о взыскании с него причиненного ущерба. Решением суда требования удовлетворены в полном объёме.
     
Нововведением уголовно-исполнительного законодательства, направленным на профилактику случаев аутоагрессивного поведения, стало установление дисциплинарной ответственности осуждённых за причинение умышленного вреда своему здоровью (п. 17 «Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», утверждённых приказом Минюста РФ от 16.12.2016 № 295). С 2017 г. в отношении каждого такого нарушителя администрациями учреждений в обязательном порядке решается вопрос о привлечении его к дисциплинарной ответственности.
     
Прокуратура весьма пристально отслеживает исполнение этой законодательной новеллы. И если выявляем факты избежания осуждёнными ответственности, незамедлительно применяем к допустившим такие просчёты администрациям исправительных учреждений строгие меры прокурорского реагирования.
     
Каждый членовредитель в учреждении ставится на учёт, в дальнейшем с ним проводится профилактический работа. Наличие профилактического учёта – негативный момент в личном деле осуждённого, который отрицательно сказывается, в том числе при рассмотрении судом вопроса об условно-досрочном освобождении.

Выбор читателя