Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Прокурорская выверенная дикция, безукоризненно выстроенные фразы, хранимые в памяти мелочи и детали, о которых теперь мало кто может рассказать не с чьих-то слов, а из личного опыта. Тут не то что о кофе – о времени забудешь напрочь. А Нина Ивановна вспоминает…



Выпускной 21 июня 1941 года, вся жизнь впереди, планов у каждого – море. Кто собирается поступать в Архангельске: в медицинский, АЛТИ или педагогический, кто – в другие города, а то и в столицы.

…А завтра была война…

Из мальчиков выпускного десятого «а» в Архангельск вернулся лишь один – Олег Николаевич Ситников. Остальные домой не вернулись… Но об этом Нина узнает гораздо позже, а пока что парни штурмуют военкомат, девочки думают о том, как правильнее выбрать специальность, нужную Родине.

В медицинский Нина поступать побаивалась – очень уж некомфортно становилось при мыслях о занятиях в анатомическом театре. В педагогический – тоже не ощущала призвания. В инженеры – в АЛТИ – неплохо бы, да только с математикой не так дружна была, как того для инженерной специальности требовалось. В общем, вся в раздумьях пока что.

А старшая сестра Ольга, не добрав баллов для поступления в Тимирязевскую академию, работала секретарём в 22-й школе. И случилась там однажды очень неприятная история – кража в учительской. На допросы к следователю Александре Кузьминичне Чертовой вызывали всех.

Александра Кузьминична следователем сначала работала, потом была заместителем прокурора Ломоносовского района, потом в адвокатуру ушла, а затем её и возглавляла. Вот как резко профессию развернула. – Комментирует по ходу рассказа Нина Ивановна.

Следователь Чертова оказалась профессиональной крёстной мамой для Нины и её школьной подруги Лины Гороховой. Так получилось, что ответив на вопросы следователя, секретарь 22-й школы Ольга посетовала – мол, сестрёнка младшая совсем растерялась, куда ей поступать, да и поступать ли – война ведь…

Александра Кузьминична посоветовала двухгодичную юридическую школу в Архангельске. И специальность можно быстро получить, и работу интересную – даже на адвоката выучиться. В общем, надо решаться, пока набор не закончен.

Тут краткое отступление: вы можете представить следователя, с которым после допроса можно вот так запросто за жизнь поговорить, совета спросить для младшей сестрёнки? Нетипичная, согласитесь, ситуация для нашего времени. А тогда – вот такие были следователи.

Далее – слово Нине Ивановне предоставим, очень уж колоритно она рассказывает, ни словечка не хочется утратить.

- Я побежала к подруге своей, Капитолине Михайловне Гороховой – уговаривать её вместе поступать в Архангельскую юридическую школу. Она-то хотела в медицинский, а я ей говорю: да ты что, там и учиться долго, и страшно – кровь, трупы… Пойдём лучше на адвокатов учиться. Чтобы прокурором стать… слово-то само такое суровое, ну, нам в прокуроры страшненько было, а вот адвокат – другое дело. Адвокаты говорят так красиво... /смеётся/. И мы пошли.

Аттестаты у обеих (у меня и у Лины… Капитолины Михайловны) хорошие были. Не отличницы, но на «четыре-пять» закончили. Твёрдые хорошистки мы с ней. И  приняли нас мгновенно.

Учёба проходила пополам с работой. Как и других, сначала направляли на колхозные работы. Мы это за тяжкий труд совсем не считали. Но вот когда пришёл первый «Дервиш» - вот тут нас именно на работу послали. Поставили нас с Линой учётчицами – точковали грузы, выгружаемые из трюмов.

Вот представьте: стоит английский корабль, я голову поднимаю, а Лина (Капитолина) ещё меньше меня ростом была – так она аж задирает голову, корабль-то огромный… И я вот хорошо запомнила – негры там служили. Бегают такие быстрые, в тельняшках, в белых шапочках – вроде беретов. Ну, мы их с таким интересом рассматривали – живых, не в кино же, не на картинках…

Мостов через Двину тогда не было. Зимой на левый берег пешедралом ходили, а летом – по реке. Возили нас (вы, наверно, и не знаете уже) на пароходиках таких, назывались «макарки» - это по имени соломбальского купца, знаменитого Макарова (соломбалец коренной, в Соломбале и похоронен). Он эти пароходики завёл. Был «Коммунар» и второй (забыла уж, как второй-то «макарка» назывался), возили нас в порт Бакарица.

Там было очень много польских солдат. В конфедератках с козырьками, цвета хаки форма – красивая очень, необычная. Поляки разгружали воинские грузы – танки, самолёты, ещё какие-то крупные грузы, видимо, для Северодвинска (Молотовск он тогда назывался). Нас к этим грузам не допускали. У нас сначала тюки шли, огромные, мягкие на ощупь – видимо, обмундирование. Потом – ящики, наверно, с боеприпасами.

Работали сутками – с девяти утра до девяти утра. Никакой учёбы – учёбу-то отменили, сутки через сутки и работали. Но мы чем были довольны: поспать удавалось не только после смены. На «макарки» народу набивалось – вы не поверите, стать было порой некуда. Еле место найдёшь, боком втиснешься – и я сразу засыпала. Чувствую во сне, что падаю – вздрагиваю, распрямляюсь. Но упасть не давали, очень плотно народ стоял.

Так они работали, сутки через сутки, до октября, пока плотная шуга перед ледоставом не пошла. Тогда, собственно, занятия и начались. Вчерашним школьницам учёба давалась легко. И учились с огромным интересом, потому что не теоретики студентам знания давали, а профессионалы-практики: судьи областного суда, прокуроры облпрокуратуры.

- Помню, уголовное право нам читал Воронов Пётр Александрович, начальник следственного отдела областной прокуратуры. Ростом маленький, но шустрый такой. Не знаю, было ли у него образование юридическое – тогда ведь выдвиженцы в прокуратуре и судах работали, партийцы. С практики всё постигали. Пётр Александрович нам в основном реальные уголовные дела рассказывал, в красках, эмоционально. Мы слушали, как детектив. Очень интересно было, всё доходчиво, всё понятно.

А гражданское право читал Иван Яковлевич Долгобородов, бывший красный партизан. Не знаю, какое у него было образование – наверно, курсы. Мы у него ничего не понимали, конечно. Я гражданское право начала понимать тогда, когда стала учиться в институте заочном. Ездила сдавать экзамены, а там преподаватель была профессор по гражданскому праву, мы дрожали все, боялись. Но тогда я и узнала, что, собственно, такое – гражданское право. Очень мне понравилось. Потому впоследствии и стала работать на гражданских делах. Полюбила этот предмет очень. 



На преддипломную практику школьных подружек Нину и Капитолину распределили по-разному: Нину направили в областную прокуратуру, а Лину – в управление наркомюста и впоследствии в нотариальную контору. Это распределение так на всю жизнь за ними и закрепилось.


Тризэллька аватар
Тризэллька ответил в теме #451 1 год 4 мес. назад
Спасибо. Как много в этой статье всего. Спасибо.

Выбор читателя