Рейтинг:  5 / 5


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Прошёл почти месяц с момента публикации нашего рассказа о бедственном положении жителей архангельского Тайваня, сиречь острова Бревенника. Мы рассказали тогда о верхушке айсберга по имени «проблемы невезучего острова». С самым активным и неравнодушным островитянином (мы даже присвоили ему звание «всеостровной староста») Валерием Ивановичем Бушуевым редакция на постоянной связи. Вот фрагмент недавнего телефонного разговора:

- Валерий Иванович, ну хоть что-то после нашей публикации изменилось?

- Изменилось, а как же… всё ведь потихоньку изменяется. Вечная лужа по дороге в школу не высохла, но досочку там кинули. Узенькую – детишки всё равно с мокрыми ногами из школы приходят. На трапик так никто и не разорился. Наверно, мелочь, потому и не болит голова ни у директора школы, ни у школьного начальства из округа.

- Понятно… до бога высоко, до царя – через речку, с двумя пересадками. А ещё какие новости?

- Подвал на Луганской, 18 опять затопило по самое некуда. Недавно заезжал туда - беда полная, куда хуже, чем в ваш приезд... Дом-то по Герцена, 5 – помните?

- Такое трудно забыть, Валерий Иванович. Неужели что-то изменилось?

- Вот и я о том же - изменилось. Фекальные стоки теперь не только в первом подъезде в унитазы и ванны пробиваются, как раньше было, но и во втором подъезде - тоже. Звонили, теребили, требовали – а всё один ответ: насос, мол, сломался, пока не починен, так что сделать ничего с фекальным потопом «Водоканал» не может. Наверно, на всю Россию один насос, нам его не дождаться, видать.

Счета за водоснабжение и водоотведение «Водоканал» жильцам выставляет регулярно. Народ на Бревеннике в основном ответственный – платят. Живут, в прямом смысле, в дерьме по уши – и платят. Извините, я не понимаю. Я, судя по всему, самая тупая архангелогородка – я не понимаю! Долготерпения и фатализма «тайваньцев» - не понимаю! По ведру «добра» набрать  и опорожнить эти вёдра в кабинете директора «Водоканала» - полагаю, что мигом выздоровел бы вечно инвалидный насос-дерьмосос, заурчал бы деловито в своём, ныне пустующем, домике.

Не спешите обвинять меня в экстремизме. Способ-то действенный. Вот, из собственной практики пример. Финал девяностых, развал всего и везде, практически анархия. Бастует спецавтохозяйство – бытовые отходы не вывозятся уже неделю. Мусоросборники переполнены, стояки мусоропроводов в моей девятиэтажке забиты наглухо. По двору, подвалу и подъездам хозяйски разгуливают толстые довольные крысы. Вонь, грязь. Гетто.

Звоню тогдашнему главе округа Майская Горка. Представляюсь по полной программе: адрес проживания, номер личного счёта, место службы. Задаю вопрос:

- Я вам хоть копейку должна по счетам? Проверьте, я назвала номер счёта… Не должна? Очень хорошо. Тогда вы мне должны. Почему я обязана у крыс разрешения спрашивать, можно ли домой пройти? Почему я должна думать, куда среди мусора ноги поставить?

Глава начинает что-то бормотать насчёт автохозяйства, забастовок, трудностей «текущего момента». А почему меня должны эти трудности интересовать? Главу, например, интересует, откуда я беру деньги на оплату коммуналки, вовремя ли получаю зарплату, хватает ли мне этой зарплаты на жизнь? Нет, его это не интересует. Интересует своевременность оплаты. В том числе и за вывоз ТБО. Как мы уже выяснили – я ни за что не должна ни копейки. А глава администрации округа – это наш окружной (и мой в том числе) наёмный работник, который обязан заботиться о том, чтобы нам уютно и комфортно жилось.

Помнится, чиновник не скрыл удивления на предмет такого ракурса его деятельности. Но по факту – вынужден был согласиться. И получил задание: в течение суток проблему с освобождением моего дома и двора от мусора – решить! И предупреждение получил: если за сутки не справится, то я принесу ему свой персональный мусор в пакете под дверь служебного кабинета. Ещё через сутки так же поступят мои соседи по подъезду. На третьи сутки мусор в кабинет принесёт весь мой дом, все шесть подъездов панельной девятиэтажки.

Ну, и напомнила, где я тружусь на благо Родины, назвала номер телефона своего начальника и посоветовала спросить у него, был ли случай, когда я не выполнила бы данного обещания. Не знаю, звонил ли окружной голова моему начальству, но в течение суток мусоропроводы и уличные контейнеры были свободны от накопленных «сокровищ». Заодно и дератизацию провели…

Архангельские «тайваньцы» не то чтобы «принюхались» - они просто устали от тотального равнодушия к их нуждам. Ну, звонят, ну, просят, требуют, плачут в трубку (особенно восьмидесятилетние бабушки, всю жизнь отпахавшие на заводе или в порту). Так трубка-то всё стерпит. И не пахнет чиновникам из телефона – ни отчаяньем старушкиным, ни, простите за натурализм, дерьмоамбрэ.

Так сделайте, чтобы запахло! Или требуйте немедленного прибытия к месту бедствия руководителей «Водоканала», администрации Маймаксанского округа, мэра требуйте – чтобы лично на месте обнюхали, чем пахнет их равнодушие. Или – в бидончики лопаточкой, и с бидончиками – по чиновным кабинетам!


Страшно? Скорее всего, нет. Чего уж им-то, пенсионерам-островитянам, в этой жизни бояться? Скорее, тут вопрос воспитания и мироощущения: не могут эти пожилые люди сделать другим то, что самим неприятно. Христианское такое мировосприятие, помноженное на советскую веру в то, что государство не может наплевать на своих граждан.